НУЖНО ИМЕТЬ СТРАСТЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ В ЭТОМ БИЗНЕСЕ

Опубликовал Григорий Баев от . Опубликованно в Мнение эксперта, Новости ЦУП, Экскурсия на завод

ОСОБЕННОСТИ ИТАЛЬЯНСКОГО СЕМЕЙНОГО БИЗНЕСА НА ПРИМЕРЕ «СКРЫТОГО ЧЕМПИОНА» КОМПАНИИ EURORICAMBI

Euroricambi-017

В публикации «НЕЗАМЕТНЫЕ ЛИДЕРЫ» (Ведомости от 05.12.2006, №229 (1756)) Андрей Кузьмичев пишет о книге немецкого исследователя Германа Саймона «Скрытые чемпионы». Саймон посвятил более 20 лет изучению деятельности малых и средних фирм мирового класса. В ядре таких фирм, по версии профессора, находится сильное руководство, “ставящее честолюбивые цели, которые со своей стороны определяют и направляют внутренние компетенции фирмы”. Во внутренний круг он поместил “тщательно подобранный и мотивированный персонал, непрерывные инновации в продукте и сервисе, а также расчет на собственные сильные стороны”. В наружном круге оказались “узкий рыночный фокус (в продукте/технологии/применении), близость к клиенту, четкие конкурентные преимущества” и глобальная ориентация. Еще одна отличительная черта таких компаний — их средний возраст 65 лет. Самая старшая фирма-чемпион основана в 1753 г., а 7,6% “скрытых чемпионов” старше 150 лет. Многие из этих фирм имеют долю на мировом рынке 70-90 %, которую могут достичь лишь отдельные крупные многонациональные фирмы. Что интересно, 76,5% фирм, выявленных Саймоном, — семейные предприятия. Наш эксперт и партнер Дмитрий Даньшов, генеральный директор ГК «Механика», познакомил нас с Рикардо Ваккари, директором по продажам итальянского «скрытого чемпиона» семейной компании Euroricambi, занимающейся разработкой и производством комплектующих и запасных частей для трансмиссий, коробок передач, мостов, дифференциалов. В интервью с Дмитрием Даньшовым и Рикардо Ваккари мы попытались выяснить, насколько образ «скрытого чемпиона» по Саймону соответствует реальной итальянской компании.

КОМПАНИЯ БОЛЬШАЯ, КРАСИВАЯ, С РОБОТАМИ, С ТЕХНОЛОГИЯМИ

Дмитрий Даньшов: Итак, компания Euroricambi. Существует она 37 лет, создал ее сеньор Таддеи. Это чисто семейное предприятие с достаточно сложным профилем деятельности. Они производят комплектующие и запасные части для трансмиссий, для коробок передач, для главных передач, для мостов, дифференциалов. Это автокомпоненты, элементы подвижного состава, то есть, off-road техники, грузоподъемной техники, тягачей, с достаточно сложной технологией производства. Сейчас Euroricambi поставляет уже и на конвейеры свою продукцию, то есть, качество соответствует качеству стандарта OE (original equipment, оригинальные комплектующие – Г.Б.).

Euroricamb-019

Компания большая, красивая, с роботами, с технологиями поверхностной обработки, с износостойкими покрытиями, с роботизированным складом, со стеллажами, которые перемещаются по трамвайным рельсам от того, что следующая позиция в чек-листе на погрузчике лежит между третьим и четвертым стеллажом. Погрузчик выехал, стеллажи разъехались сами, погрузчик заехал, взял оттуда кроватку в 4 тонны, из нее член профсоюза достал две детали в соответствии с накладной. Распределительный центр полностью компьютеризированный, который за огромной номенклатурой запчастей и направляет ее по всем странам мира.

Euroricambi-027

Имеются фотовольтажные батареи на крыше. Это сложный вопрос, потому что окупаются они не сразу, иногда они не окупаются. Специалисты по альтернативной энергетике иногда называют свой род деятельности банковским бизнесом, то есть, там, где есть субсидии, внешние инвестиции, потому что это «зеленая» энергия, там они и есть. В честном бою, увы, обычным тепловым электростанциям все это проигрывает. Но у Euroricambi это есть. И на входе в цех висит красивый щит, на котором показано, сколько цех произвел сам электроэнергии, и каким образом ее израсходовали: в электросеть сбросили или использовали для внутренних нужд. Оборудование в компании, действительно, современное, весьма и весьма. Потому что точность изготовления и сложность применяемых материалов очень высокая. Сложная термообработка, поверхностные упрочнения, высокие точности и сложная геометрия деталей требует собственного исследовательского центра, конструкторского бюро, инструментального производства и очень дорогого оборудования в основном производстве.

ЧТО ВЫ, ЧТО ВЫ! ВЫ ГОСТЬ СЕНЬОРА ТАДДЕИ! КАКИЕ ДЕНЬГИ?

Дмитрий Даньшов: Раз в пять лет сеньор Таддеи созывает лично всех своих партнеров и клиентов и устраивает торжественный прием с пиджаками, галстуками, вечерними платьями. Я там был один раз. Принимающая сторона звонила в номер и говорила: «Ольга (супруга Дмитрия Даньшова – Г.Б.), если Вы намерены сделать прическу, Вы должны зарезервировать мастера заранее. Сегодня суббота, в Италии в это время не так-то просто это сделать». Это для принимающей стороны важно: дресс-код вот такой, собираемся тогда-то. Попытка взять чашку кофе, бокал изысканного вина на стойке ресепшн в гостинице и заплатить за это пяток евро вызывала бурную реакцию: «Что Вы, что Вы! Вы гость сеньора Таддеи! Какие деньги?»

Segnor Taddei and his wife

Segnor Taddei and his wife

Очень интересная публика собирается раз в пять лет на мероприятии. Солидные ребята из Ирана, это крупный партнер, это очень мощный рынок. И это пример того, как достаточно мономарочный парк техники, используемый внутри страны, дает очень хорошие результаты. Потому что там нет цирка и клоунады, где тут один погрузчик Мицубиси, другой погрузчик Кубота, третий погрузчик Хитачи, четвертый еще какой-то. В Иране все достаточно единообразно и стандартизовано, за счет этого объемы продаж колоссальны, сроки эксплуатации техники выше, затраты на ремонт сильно ниже, чем в «цивилизованных» странах. То есть исторически сложившаяся или мудро спланированная унификация парка техники. Как грузовой, так и специальной. Они там очень разумные индустриальные ребята. Иран для Euroricambi – это очень серьезный рынок.

At party. Segnor Vaccari is standing, Mr Danshov to the left of him

At party. Segnor Vaccari is standing, Mr Danshov to the left of him

ТЫ РАЗГОВАРИВАЕШЬ С ПРЕДСТАВИТЕЛЕМ КЛАНА

Дмитрий Даньшов: Отмечу еще одну особенность. Разговаривая с любой другой компанией, ты общаешься, может быть, с очень хорошим человеком, но его компетенции ограничены должностью, указанной у него на визитке. В данном случае ты разговариваешь с представителем клана. И сказанное господином Рикардо или кем-то еще своим деловым партнерам является сказанным от лица клана, лично от лица сеньора Таддеи. Поэтому в этих словах нет необходимости сомневаться. Если договоренность была достигнута, не нужно в обязательном порядке записывать на бумаге. Один взрослый мужчина сказал, другой взрослый мужчина акцептировал эту точку зрения. Очень по-итальянски и очень по-русски, что в России до 1917 года, что в России после 1991 года, «отвечать за базар» принято, и принято очень хорошо, правильно, ответственно. К сожалению, с крупными концернами, не смотря на мое к ним уважение, к Reihnmetall, к корпорации Dana, которая включает в себя наших мощных поставщиков, так не получается. Потому что идет бюрократическая надстройка, и договоренности людей, занимающихся конкретным делом, могут сильно исказиться, проходя стадии оформления, одобрения, подтверждения, где-то там в далеких верхах. А если еще верха находятся в загадочной далекой стране, например, в США, то там вообще непонятные метрики. Они там у себя на глобус посмотрели: «О, Россия – большая страна!». По клеточкам померили и решили, что там должен быть такой-то объем продаж и на столько-то постоянно расти. О том, что неплохо бы сравнивать не с квадратными километрами, а с количеством техники, находящейся в эксплуатации, это не до всех высоких верхов доходит. Потому что у них, видимо, есть свой KPI, который надо поднять, например, на 15%. А поднимать уже некуда.

БЫЛО ВЕЛЕНО КУПИТЬ ДВУХ КОНКУРЕНТОВ, ОДНОГО КУПИЛИ, А ВТОРОГО НАЙТИ НЕ МОЖЕМ

Был случай в компании Federal Mogul, когда сидели самые большие начальники, которые на личных самолетах слетаются во Франкфурт и горевали, что что-то в этом году в Европе планов не выполнили. «Было велено купить двух конкурентов, одного купили, а второго найти не можем». – «А что же вы не можете, денег нет?» —  «Да деньги найдем, займем, если что. Мы и так банкроты, что же еще не занять? Дело в том, что мы конкурентов уже всех купили, некого больше покупать». Вот пример неповоротливости, заорганизованности, неэффективности этих крупных корпораций, которые из своей башни из слоновой кости плохо видят, что же творится на самом деле на земле, на рынке.  Euroricambi этого недостатка лишена. Очень бы хотел пожелать этой компании процветания, потому что это один из последних оплотов. Например, фамильная компания Goetze стала принадлежать Federal Mogul, фамильная компания Victor Reinz стала принадлежать не семье Reinz, а корпорации Dana, KolbenSchmidt принадлежит не семье Шмидт, а корпорации Reihnmetall. Конечно, итальянцы сильны в малом и среднем бизнесе, который составляет 70-75% экономики. Хотелось бы, чтобы сохранялся этот островок олдскульности, где разговаривая с человеком, ты понимаешь, что за ним не маячит расплывчатый призрак бюрократической надстройки, мифического владельца, бенефициара, который неизвестен и многолик, где-то там присутствует в эфире, а в реальной жизни его нет. И кто, в конце концов, принимает решение и какой логикой руководствуется, понять достаточно сложно. В данном случае совершенно понятно, что это Рикардо Викари и он отвечает за рынок нескольких стран, в том числе и Россию. Слава Богу, он отвечает и за рынок Восточной Европы и он может решать транснациональные конфликты. Ни для кого не секрет, что товары перетекают из России на Украину, Беларусь и другие страны. Гармонизировать отношения между дилерами в разных странах можно, только если за это отвечает один серьезный, компетентный и обладающий всеми полномочиями человек. В данном случае это господин Рикардо Ваккари. В крупных корпорациях за Молдавию будет отвечать один товарищ, другой за Россию, третий за другую страну. Но это взаимосвязанные рынки. И товар, проданный в Молдавию, может случайно всплыть в Москве и в Питере. И в случае корпорации этим не будет никто заниматься, скажут, что это не моя территория. В случае с семейной компанией будет подход не формальный, а реалистичный: нам нужен порядок, нам нужны прогресс, развитие, надежные отношения. А для корпорации с публичным капиталом нужны показатели, потому что они заложены в план, потому что по ним считаются KPI, потому что по ним выплачиваются бонусы в большом количестве парням, которые потом прилетают на разговор на частном самолете. «Спустился я к вам тут с небес… Надо же, интересно, расскажите, что вы тут вообще делаете?»

Как-то раз властитель судеб,

Посмотрев на небеса,

Так сказал: «Внимите люди!

Денег нету и не будет.

Я доел последний пудинг,

И сижу без денег сам»

Андрей Кузьмичев: Кроме этой семейной компании в Европе еще кто-нибудь остался?

Дмитрий Даньшов: Очень небольшое количество маленьких компаний. Некоторые признаки семейной компании сохраняет BERCO, но, увы, это отзвуки предыдущих достижений. Потому что это уже компания Krupp, и они вынуждены действовать как корпорация. Маленькая компания, она всегда была семейной, и есть шанс, что она будет передана по  наследству, это компания NEPA господина Непана Павковича, специализирующаяся на продаже хонинговального оборудования. Он рассуждает по поводу санкций, что «да, хонингование – оно в том числе и для производства стволов. Парни, но у меня 12 заказов из России, мне не дают возможности их отгрузить. Что будем делать?» Мы предлагаем: «Господин Павкович, измените оснастку, измените головку калибра 125 мм на 121 мм или 128мм, то есть на размер, отличный от артилерийских калибров, а мы уже на 125 мм спокойно переделаем. Если вам там одобрят, сделают «Allowed», то здесь уж мы разберемся». Но это так, хулиганство. Наверное, здесь можно отметить сербов, завод Красный партизан. Он распался на куски. И один достаточно крупный кусок «Винтили», семейная компания, первое поколение, потому что капитализм в Югославии наступил одновременно с войной при этом поколении. Попробуйте Горану рассказать про американцев, несущих разумное, доброе и вечное. Он это разумное, доброе и вечное может своими дырками на спине показать. В Испании есть компания AJUSA, которая имеет признаки семейного предприятия. Есть еще частные ремонтные предприятия, но это уже не совсем индустрия, это ближе к услугам. В Германии тоже наверняка есть семейные компании. Но область автомеханики – это большие объемы производства, здесь сложно устоять и не быть поглощенным крупной корпорацией. Мы таких компаний не знаем. В Бельгии, Голландии, Скандинавии есть мощные частные ремонтные компании, но семейных производителей автомеханики мне сложно назвать.

ЕСЛИ СЕМЕЙНОГО БИЗНЕСА НЕ БУДЕТ, ТО СЕМЬЯ АТОМИЗИРУЕТСЯ

Григорий Баев: Что удерживает Euroricambi от того, чтобы войти в состав корпорации?

Дмитрий Даньшов: Я думаю, что такая старомодная вещь, как убеждения. Это ведь не только возможность заработать деньги. Ведь любое поколение наследников может в любой момент продать бизнес и до конца своих дней может ничего не делать и жить в полном достатке. Но чем плохо ничего не делать? Невозможно все бросить и пойти отдохнуть. Семейный бизнес — это образ жизни, сохраняемый длительное время, это система взаимоотношений внутри клана, это то, что объединяет сеньора Таддеи с его внуками, племянниками. Если этого не будет, то семья атомизируется, что мы наблюдаем каждый в своих семьях.

АК: Сколько лет вы уже сотрудничаете с Euroricambi?

Дмитрий Даньшов: Около десяти лет. Первая встреча состоялась на выставке, она была по рекомендации наших партнеров. Для нас это был первый выход за двигательную тематику. Мы существовали от шкивка до маховика, в длину мотора, ни сантиметром больше. Это был первый опыт, когда мы занялись трансмиссией, он оказался хорош. И сейчас благодаря вот этой позиции семейной компании товары Euroricambi остаются одними из немногих надежных товаров. Потому что все остальные марки гонятся за объемом продаж сегодня, ради этого нужно продавать любому ларьку на любых условиях, потому что к новому году нужно показать какой-то рост. А от этого рушится товаропроводящая цепочка, как такового долговременного сотрудничества, контакта между производителем и российским дилером установить невозможно. А на любого менеджера, какой бы разумный, честный он не был, давит необходимость выполнить этот самый план любой ценой, взять Берлин к 1 мая. Соответственно, он должен делать пакостные вещи: выбивать клиентов у своих же клиентов, врать, нарушать обязательства, то есть делать все то, чему учат продавцов «мультилевел маркетинга» и на тренингах бессовестных «эффективных продаж». То есть, он продавал одной компании, а должен продавать пяти, издержки растут, хлопоты растут, продажи тоже в какой-то момент растут, а потом выясняется, что товаропроводящая сеть не заинтересована в этом товаре: он не дает возможности заработать, чтобы хотя бы покрыть издержки. Вот сейчас на наших глазах это происходит с товарами всей большой тройки, поименно называть не буду. Мы их любим, знаем их вклад в историю мирового автомобилестроения, но сейчас на рынке запчастей для нас вместе с ними наступают очень непростые времена. Мы-то переживем, а что-то с мировой  системой продаж будет меняться драматическим образом. Как именно, могу только предугадать. Ориентированные на немедленный рост и имеющие короткий горизонт планирования крупные публичные компании устроят на рынке игру на выбывание. В стране за бизнес отвечает менеджер с горизонтом планирования «до конца года, до бонуса», а наверху оторванный от жизни банковский финансист. Расскажите мне, кто из них способен стратегически планировать развитие? Ответ очевиден – никто. Такой идиотизм со стороны фамильных компаний в принципе не возможен. Мы готовы к любому развитию событий, у нас, если что, и зубы, и когти, и черепашья броня, и копыта, и рога есть. Есть ремонт, есть розница, есть оптовая торговля, производство, констукторское бюро. Есть все компоненты, и если часть будет проседать, то остальная часть компенсирует падение. А что делать компании, которая сюда зашла с представительством, у которого спущен сверху план —  кровь из носа выполни. Ну, выполнит он его в 2013 году, а в 2014 как его выполнять? Он же его выполнил, истратив ресурсы 2014 года. Я сочувствую парням, которые работают в представительствах этих компаний, потому что перед ними часто ставят невыполнимые задачи, которые они могут выполнить с помощью лукавства и не очень красивого поведения. Ну, один год они так могут поработать. А на следующий год?

ИНТЕРВЬЮ С РИКАРДО ВАКАРИ

В начале беседы Рикардо Ваккари отметил, что его отец работает профессором в Университете Болоньи, его жена — профессор, его двоюродный брат — тоже профессор. Так что он вполне привык к академической сфере.

From left to right: Roman Milyaev, Andrew Kuzmichov, Oleg Kormilitsin, Riccardo Vaccari, Dmitry Danshov, Gregory Baev

From left to right: Roman Milyaev, Andrew Kuzmichov, Oleg Kormilitsin, Riccardo Vaccari, Dmitry Danshov, Gregory Baev

ОТ МАЛЕНЬКОЙ МАСТЕРСКОЙ ДО ПРОМЫШЛЕННОГО ГИГАНТА

Рикардо Ваккари: Прежде чем мы перейдем к вопросам, я хотел бы дать вам картину экономической ситуации в Италии и структуре предприятий. Я изучал экономику в университете Болоньи, поэтому я немного знаком с этой информацией. Как вы знаете, Италия делится на две части. Северная часть, которая очень промышленная, и южная часть, которая не такая промышленно развитая. В северной части сила Италии держится за счет малых и средних компаний, которые чаще всего являются семейными. Семейная компания чаще всего образовалась, когда ремесленник, как сеньор Таддеи, владелец Euroricambi, находит напарника и начинает бизнес. Он нанял сначала себе в помощь одного человека, потом два, три. В настоящее время наша группа состоит из 700 человек, 6 различных компаний с оборотом более 150 миллионов евро. Но все это было создано из ничего. Основное различие в структуре экономики в Италии и в Германии заключается в размерах компаний. В Италии есть много очень маленьких компаний, в основном, работающих на экспорт со штатом до 50 человек.

Григорий Баев: Ваша компания была основана в 1979 г. И все это началось, как один ремесленник встретил другого ремесленника?

Рикардо Ваккари: Итак, в нашем регионе существует техническая школа Альдини Болонья. Честно говоря, есть две такие школы, одна в Болонье, другая в Модене. Большинство выпускников этой школы стали инженерами. Мой отец, профессор инженерии в Болонском университете, всегда говорил мне, что получить работу и преподавать в этой школе намного сложнее, чем работать в университете. Вследствие этого, студенты этой школы получают отличное образование, особенно в области технических наук, так как они получают много практики, гораздо больше, чем в системе высшего образования. Г-н Таддеи окончил техническую школу в Модене. Эта школа выпустила технических руководителей и главных инженеров таких компаний, как Ferrari, Lamborgini, Ducati. В 1979 году г-н Таддеи с небольшим количеством денег запускает свой бизнес.

В СЕМЕЙНОЙ КОМПАНИИ ЕСТЬ ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ЯВЛЯЕТСЯ ЕЕ СЕРДЦЕМ

Григорий Баев: Не могли бы вы рассказать об основных этапах развития вашей компании с 1979 года?

Рикардо Ваккари: В 1979 году наша компания была расположена в Италии (Болонья), к концу 1979 года в компании работало 5 человек, и общая площадь составляет 100 кв. м. В 1983 году было построено новое здание, а количество сотрудников в компании достигло 30. В 1995 году мы построили новый завод вместе со зданием штаб-квартиры, где мы остаемся в настоящее время, общей площадью 14 000 квадратных метров. В 1997 году мы создали компанию Eurotech, компания изначально ориентировалась только на итальянский рынок, к тому времени он был нашим основным рынком. Сейчас же мы продаем 97% нашей продукции за рубеж, а 80% продукции закупается за пределами Европейского Союза. Вот почему мы выжили в последние пять лет. В 2002 году мы открыли новый цех. До этого времени мы не могли осуществлять полный цикл производства продукции. А теперь мы покрываем все этапы. Кроме того, мы строим уникальный склад нового поколения. В 2009 году были построены новые логистические помещения, 10000 кв. И в прошлом году их площадь была удвоена. В 2010 году мы купили Antonio Masiero Company. Г-н Таддеи очень романтичный человек. И есть разница между семейными компаниями и корпорациями. В семейной компании, как правило, есть человек, который является сердцем компании. И причина, почему г-н Таддеи купил компанию Masiero (а было много причин не делать этого), что фирма имеет большую историю и репутацию и очень профессиональный персонал. Таким образом, г-н Таддеи не захотел, чтобы их специалисты остались на улице. Поэтому он вложил деньги, чтобы купить компанию, а затем потратили много денег, чтобы полностью обновить компанию. И я рад сказать, что после двух лет реанимации Masiero снова приносит прибыль. Г-н Таддеи богатый человек, но все деньги, которые он сделал, он вкладывает в бизнес.

Euroricambi-025

НЕ БРАТЬ КРЕДИТОВ – ЭТО ПРИНЦИП

Григорий Баев: Вы рассказали нам о довольно больших изменениях между этапами жизненного цикла. Например, удвоение складских помещений, покупка новых компаний. Г-н Таддеи делал это на собственные деньги или он использовал кредиты? Он когда-нибудь просил деньги у кого-то?

Рикардо Ваккари: Он использовал только свои собственные деньги. Только из кармана. Он не просил денег ни у кого. Да, он покупает оборудование с использованием лизинговых схем. Но он вкладывает только свои собственные деньги.

Григорий Баев: Является ли принцип работы компании?

Рикардо Ваккари: Да, это принцип компании. Существует длинный ряд банкиров перед нашей компанией, которые готовы вложить деньги в Euroricambi. Потому что мы очень хорошо известны в Болонье как чрезвычайно пунктуальный плательщик нашим поставщикам, работникам, без каких-либо задержек. У нас очень хорошие финансовые результаты.

Григорий Баев: Почему г-н Таддеи отказался брать кредиты?

Рикардо Ваккари: Потому что он, вероятно, не нуждается в банкирах и предпочитает работать на собственные средства.

Дмитрий Даньшов: Генри Форд сказал: «Я абсолютно определено, что никогда бы я присоединиться к компании, в которой финансирование было до работы или в которых банкиры или финансисты имели часть.»

Euroricambi-022

ВСЕ ГЛАВНЫЕ РЕШЕНИЯ ДОЛЖНЫ ПРИНИМАТЬСЯ ВСЕЙ СЕМЬЕЙ

Григорий Баев: Могли бы вы описать проблемы, которые г-н Таддеи с командой преодолевали, чтобы перейти от одного этапа жизненного цикла к другому? Ваша компания является семейным бизнесом. Существует русская пословица: дружба дружбой, но деньги врозь. Если Вы хотите остаться друзьями, не делайте бизнес вместе. Как решается эта проблема в вашей семье?

Рикардо Ваккари: Бизнесом сейчас занимается уже второе поколение семьи. Отец-основатель медленно уходит на пенсию, а его дочь и сын в настоящее время принимают на себя все больше ответственности. А также есть зять, он является мужем дочери, он отвечает за продажи Euroricambi. Я очень надеюсь, что мы никогда не дойдем до состояния семейных распрей и перепалок. В Италии мы говорим: первое поколение строит бизнес, второе поколение развивает его, третье поколение разрушает его. И сейчас мы находимся во втором поколении (смеется).

ГРИГОРИЙ БАЕВ: Как г-н Таддеи делегирует ответственность? Что произойдет, если кто-то из семьи не справляется или нарушает договоренность?

Рикардо Ваккари: Это реальная проблема в семейных компаниях. Основное различие между корпорацией и семейной компанией, что если происходит что-то плохое, то семья платит из своего кармана. В то время как в публичной компании платят все. В этом случае все главные решения должны приниматься всей семьей. Вся семья сидит за круглым с изысканной едой и обсуждает возможности, как развивать и расширять свой бизнес. Конечно, в семейных компаниях делегирование ответственности является основной проблемой, потому бизнес становится все больше и больше, без делегирования не обойтись. И компания достигает уровня, когда основатель не может контролировать все, как это было при размере в 10 человек. Когда ваша компания больше, чем 50, 100 человек, вы должны делегировать. В компании существует очень ограниченная группа людей, которую мы называем «dirigenti», которые берут на себя зоны ответственности, которой раньше занимался г-н Таддеи, но теперь у него нет больше времени. Одним из таких направлений является Masiero, где я отвечаю за продажи.

Дмитрий Даньшов: Где легче делегировать ответственность: в семейном бизнесе или в корпорации? Есть ли разница?

Рикардо Ваккари: На мой взгляд, гораздо проще получить больше ответственности и более высокие должности в корпорации, чем в семейной компании. В семейной компании вы зависите от владельцев, очень важно, какие у вас отношения с владельцами. Они должны очень хорошо знать вас, они должны посмотреть в ваши глаза. В большой корпорации ответственность делегируется легко, особенно когда нужно заменить ушедшего руководителя.

ГРИГОРИЙ БАЕВ: Вашей компании почти 40 лет. Как г-н Таддеи решает вопрос наследования? Кто унаследует компанию?

Рикардо Ваккари: Его сын уже президент компании, так что г-н Таддеи уже решил проблему наследования. Его дочь является президентом Masiero.

ГРИГОРИЙ БАЕВ: Тяжело ли было подготовить сына и дочь к унаследованию компании?

Рикардо Ваккари: На мой взгляд, было очень легко. Сын господина Таддеи работает прямо за столом своего отца в течение последних 20 лет. Все, что отец обсуждал, сын слушал и принимал участие. Дочь сидела рядом с мамой и помогала ей с администрированием.

Euroricambi-026

ГРИГОРИЙ БАЕВ: Какова главная цель компании?

Рикардо Ваккари: Основной целью компании является производство и продажа высококачественных деталей, подходящих для оригинальных коробок передач. Euroricambi предпочитают обслуживать клиентов на вторичном рынке с качеством, доступностью, широким ассортиментом и уважительным отношением. Наша цель — не только зарабатывать деньги.

НУЖНО ИМЕТЬ СТРАСТЬ, ЧТОБЫ БЫТЬ В ЭТОМ БИЗНЕСЕ

ГРИГОРИЙ БАЕВ: Из Вашего рассказа я думаю, что было много предложений, чтобы купить Вашу компанию. Почему г-н Тадеи не продал Euroricambi? Ему бы хватило денег самому, детям, внукам и даже правнукам.

Рикардо Ваккари: Финансовые результаты компании, EBITDA показывает, что наш бизнес является очень здоровым и прибыльным. Так что было много предложений, правда, всех деталей я не знаю. Г-н Таддеи отказывался от таких предложений из-за своей страсти, романтических по отношению к любимому делу. Он любит свою работу. Вы знаете, в Италии, когда у вас есть собственная компания с численностью сотрудников белее 50 человек, вам не нужно самостоятельно покупать автомобиль. Компания покупает автомобиль для вас и заботится о нем,  покупает бензин, шины, оплачивает сервисное обслуживание и т.д. Г-н Таддеи купил машину, используя свои собственные деньги из кармана. Он не хочет, чтобы его расходы влияли на компанию. Практически до сих пор г-н Таддеи работает в офисе с понедельника по субботу. Даже в воскресенье утром у него пробежка по территории компании. И он подписывает документы во время пробежки. И его сын следует за стиль работы своего отца. Нужно иметь страсть, чтобы быть в этом бизнесе.

СПОСОБНЫЕ ЛЮДИ – ГЛАВНЫЙ ФАКТОР УСПЕХА

ГРИГОРИЙ БАЕВ: Не могли бы вы описать основные факторы, которые помогли вашей компании добиться успеха?

Рикардо Ваккари: Способные люди. Г-н Таддеи смог привлечь вокруг него способных людей. Компания делается людьми. Кроме того, благодаря людям компания зарабатывает много денег. И эти деньги реинвестируются в компанию. И в наши дни, если вы приедете к нам в компанию, вы увидите новейшие современные технологии с инвестициями в миллионы и миллионы евро каждый год. Но отправной точкой был г-н Таддеи, который собрал несколько способных людей вокруг себя, чтобы начать бизнес. Также в течение жизни компании иногда бывали счастливые ситуации, когда одна компания или конкурент шла к банкротству, а мы ее покупали.

ГРИГОРИЙ БАЕВ: Дмитрий Даньшов описал продукцию компании. У вас очень сложный производственный процесс. Я думаю, что вам нужно много R & D. Могли бы вы описать систему управления R & D?

Рикардо Ваккари: В нашем бизнесе по производству запасных частей требуется много обратной инженерии. И наша цель состоит в том, чтобы сделать детали в точности как оригинал. Есть несколько выставок, где вы можете найти последние технологии. Эти технологии стоят много денег. Другой способ — это приобрести технологию, которую вы использовали на аутсорсинге, чтобы завершить производственную цепочку. Могу рассказать о нашей последней машине, которую мы купили. Она способна очень быстро нарезать зубья. Ранее этот процесс занимал 10 минут, а теперь только две. И с гораздо более высокой точностью и качеством, без отклонений. Инновации очень важны в нашем бизнесе. Важно не только качество. Вам нужно иметь постоянство характеристик продукции, то есть, когда вы покупаете 200 штук, они должны быть одинакового качества и размеров. Речь идет об одной детали, которая вписывается в сложную коробку передач, состоящей из множества других частей. И если деталь ломается, это будет катастрофа, которая будет стоить вам гораздо больше, чем стоимость 200 таких деталей. И новые технологии позволяют нам гарантировать постоянство качества и стандартов.

Euroricambi-004

ГРИГОРИЙ БАЕВ: Ваша компания была сертифицирована TUV. Могли бы вы описать вашу производственную систему? Используете ли вы принципы бережливого производства?

Рикардо Ваккари: Да, для того, чтобы быть сертифицированы TUV, мы должны соответствовать стандартам. Конкурентное преимущество Euroricambi заключается в возможности производить много маленьких партий, что китайские, индийские компании не способны сделать. Это связано с нашим типом машин, технологий и нашей организацией производства. Наши машины очень просты и быстрые в настройке и переналадке. Китайские компании могут производить некоторые продукты нашего ассортимента. Но минимальная партия будет от 500 или 1000 штук, а мы можем сделать партию от 30 штук в очень короткий промежуток времени.

РАБОТАЯ ЗДЕСЬ, ВЫ ЧУВСТВУЕТЕ, ЧТО ЭТО СИЛЬНАЯ КОМПАНИЯ С БОЛЬШИМИ ПЛЕЧАМИ

ГРИГОРИЙ БАЕВ: Вы упомянули, что люди являются ключевым фактором успеха вашей компании. Как устроена в компании система подготовки кадров? Работаете ли вы с университетами и техническими школами?

Рикардо Ваккари: Болонья является машиностроительным регионом, и мы находимся в самом сердце итальянской механической промышленности. Ferrari, Lamborghini, Maserati расположены здесь. И есть также много упаковочных компаний здесь. Все чайные пакетики, все сигареты в мире упакованы машинами, производимыми здесь, в Болонье. Это также является семейной компанией. Есть много технических школ, университетов в этой области. Мы находимся в контакте с Болонским университетом по теме кадров, а также для того, чтобы решить одну техническую проблему. Мы, как правило, получаем резюме выпускников технических учебных заведений Болоньи.

ГРИГОРИЙ БАЕВ: Есть ли у вас какие-либо проблемы с текучестью кадров?

Рикардо Ваккари: Я должен сказать, что Euroricambi является компанией с самой низкой текучестью кадров, которую я когда-либо видел. Люди, которые однажды пришли в Euroricambi, обычно работают здесь всю жизнь.

ГРИГОРИЙ БАЕВ: Почему текучесть кадров настолько низкая?

Рикардо Ваккари: Потому что у нас очень хорошая атмосфера, бизнес очень крепкий и прибыльный, что в настоящее время в Италии не так часто. Работая здесь, вы чувствуете, что это сильная компания с большими плечами. И вы можете расти там.

Дмитрий Даньшов: Когда Euroricambi отмечает свой юбилей, все их сотрудники были приглашены вместе со своими семьями. Это очень трудно, чтобы Механика собрала всех сотрудников вместе.

Рикардо Ваккари: Да, Euroricambi снимает большую виллу для этого вечера. Собираются 450 сотрудников, все наши лучшие клиенты, мы также приглашали Дмитрия Даньшова. Мы организуем на каждой выставке Frankfurt Automechanika (которая проходит каждые 2 года) вечеринку для всех наших лучших клиентов в отеле Mariott Frankfurt, который расположен прямо перед входом на выставку. Ежегодно в выставке Automechanika Dubai мы делаем то же самое в Meridian Hotel.

P1000770

ГРИГОРИЙ БАЕВ: В чем разница между работой на итальянском рынке и с другими странами?

Рикардо Ваккари: В Италии я редко работаю. У меня есть 2-3 клиента там. Я 20 лет в Euroricambi и все эти годы я работаю на внешних рынках. Откровенно говоря, я предпочитаю работать со странами третьего мира. Потому что в таких странах отношения гораздо более правильные и более основаны на дружбе и личных отношениях. В Италии деловые отношения очень холодные, они оперируют только цифрами. В России я чувствую, что отношения похожи на Ближний Восток. Я люблю Россию и российский народ.

Euroricambi-010

ПОСЛЕВКУСИЕ

Спасибо Дмитрию Даньшову за возможность познакомиться с видным представителем итальянского семейного бизнеса, со «скрытым чемпионом» компанией Euroricambi. Прямо как по Саймону, сердцем фирмы и ее идейным вдохновителем является основатель сеньор Таддеи, объединивший вокруг себя способных людей. Как отмечает доктор Саймон, «технология есть, вероятно, единственный и важнейший фактор, определяющий конкурентные преимущества и глобальное рыночное лидерство «скрытых чемпионов». То же самое можно сказать и о Euroricambi. Но лучше всего не говорить, а брать пример с такой компании.
 

Теги:, , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Обратную ссылку с вашего сайта.

Григорий Баев

преподаватель кафедры "Экономика и организация производства" МГТУ им. Н.Э. Баумана; Центр управления производством, руководитель; КЛИП - Клуб инженерных предпринимателей, со-основатель; Летняя школа инженерного бизнеса КЛИППЕР, руководитель

Оставить комментарий

Сообщество в Фейсбук

Контакты

Адрес: Москва, ул. 2-я Бауманская, д.7 МГТУ им. Н.Э.Баумана, корпус МТ-ИБМ, ауд. 518. СХЕМА ПРОХОДА

Телефон: +7 (499) 267-17-84 Группа Вконтакте; Группа в Фейсбук

© 2012-2017 ЦУП - Центр управления производством. При использовании материалов сайта активная ссылка на http://cup-russia.ru/ обязательна.